Меню
12+

Газета «Родник» Уинского района

12.11.2020 16:37 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 46 от 12.11.2020 г.

Участник первой мировой войны

Автор: Галина Вичугова
бывший редактор газеты «Верный путь» (Орда)

После окончания Второй мировой вой-ны прошло 75 лет. Наш народ свято чтит память освободителей. Каждая семья знает своих героев, и павших на полях сражений, и вернувшихся с войны живыми. Но, на мой взгляд, незаслуженно забыты участники Первой мировой, а их тоже было не мало. Между этими двумя войнами прошло всего 23 года. Если в Великую Отечественную воевали наши деды, то в империалистическую — прадеды. Эта война тоже затронула многие российские семьи, в том числе и уинские

Об одном из участников той далекой вой-ны, своем родственнике, я хотела бы рассказать. Это житель с.Суды Талызин Емельян Ильич, 1891 года рождения. Он был женат на тете моей бабушки Ульяне Дмитриевне (в девичестве Игошевой). Жили они рядом с сырзаводом, работал Емельян Ильич начальником почты. В семье родилось двое сыновей: в 1913г.- Сергей, а 4 января 1916г. — Степан. Но в марте 1916 года призвали главу семьи на царскую службу. Жизнь Е.И. Талызина повернула в другое русло. Об этом он повествует в дневнике, который хранил до последних дней. До недавнего времени берегла дневник и семья. Но перед 100-летием со дня начала Первой мировой войны он был передан на хранение в Музей первой мировой войны в Санкт-Петербурге. Некоторые отрывки из дневника хотелось бы воспроизвести.

Март 1916. «12 марта я поехал на прием в уездный город Осу. И вот, когда я поехал из дому, то были все родные вокруг меня. Тогда я думал, что все они напрасно так меня провожают. Я располагал, что в скором будущем вернусь и опять буду среди своих родных, но вышло не так...

24 марта поехали в Екатеринбург. Прибыли в этот день вечером. Разбили нас всех поротно и повзводно, и назначены были взводные и отделенные. Я попал в 10 роту, 1 взвод…

25 нас обмундировали в военную форму. 26-го всю роту построили как баранов и погнали на прививку от оспы. После прививки все лежали трое суток, больные были…

Апрель 1916. «1 апреля нам дали винтовки и стали объяснять их части. В это время адрес был такой: 24 запасной батальон, 10 рота…

Май 1916. 5 мая мы получили все, что полагается на войне. 6 мая пошли в лагерь Камышлов. Шли пешком и несли на себе все, что нужно было русскому в войну…

Июнь 1916. 12 июня нам объявили, что мы назначены в особый полк. В тот же день выставили нас всех на плац, весь полк, и тут же нами была дана присяга, и мы пошли на станцию, поехали незнаемо куда…

Июль 1916. 29 июля нам объявили, что едем мы во Францию. В Перми наш полк обедал. Был изготовлен обед: суп с червями и каша с мышиными г... Тогда все солдаты не стали есть этот суп и кашу и сделали забастовку. Потом поехали через города Глазов, Вятку, Котельнич, Галич, Вологду. Приехали в г.Архангельск 3 августа.

Август 1916. 4 августа сели на пароход на реке Северная Двина. Ехали Северной Двиной, потом Белым морем, затем заехали в Ледовитый океан, потом Северным морем, потом заехали в Атлантический океан…. Ехали 14 дней и ночей. Все были больные подобно пьяным... На каждом судне были животные: свиньи, коровы, обезьяны. Негры варили для нас суп. Но многие из нас сначала этот суп не кушали, так как в нем плавали крысы. Стали нам выдавать русские сухари, которые никак нельзя было разломить, кроме инструмента. Многие были голодными…

8 августа я был именинник. Провел День ангела с твердыми сухарями…

19 августа причалили к портовому городу Брест. Вышли из судна, построились, получили винтовки и пошли в город. Публики масса. Французы нас приветствовали, кидали цветы и выдавали белый хлеб и вино. «Русские солдаты – значит, живем!» — говорили они. Все были довольны и веселы.

20 августа поехали в лагерь, прибыли туда 22 августа. Когда мы ехали по Франции, то французы кричали: «Вив ля Русь!» Весь русский отряд расположился в бараках. Тут жили очень хорошо. Занятий было всего 4 часа в сутки. Деньги у всех были. Получали жалованье — 30 франков в месяц. Покупали виноград и тому подобное…

Октябрь 1917. 2 октября мы поехали на автомобилях на позицию. Там мы увиделись с Егором Максимовичем Маленьких. Мы были рады, что увидели земляка…

8 октября ходили мы из резерва на позицию окопы рыть. Ходили ночью… Немец стал в это время обстреливать полковой резерв. Снаряды жужжат, как пчелы. Дошли до передней линии. Вышли из окопа, пошли верхом. Стали копать окоп. Немец из пулеметов начал садить, пули жужжат. Каждый себе вырыл яму и хранит свою голову. Все сробили и пошли домой. Думаю я, что, верно, придется помереть…

Декабрь 1916. 1 декабря пошли в полковой резерв. Землянка была хорошая. В землянке был пол и койки. Глубина землянки 18 ступенек. Даже когда падали снаряды на эту землянку, то никогда не могли пробить. Тут я и встретил Рождество Христово…

Март 1917. 1 марта нас сменили французы. Как только мы ушли с участков, немец сделал набег на французов и увел троих в плен…

3 апреля мы пошли в окопы. Шли день и ночь, ничего не ели. Во время перехода я увидел земляка Деревянных. Но много говорить некогда. Один с другим распростились… Пришли в окопы. Только до нас ходили французы в атаку. Я заглянул в перевязочный пункт и увидел массу убитых. Сложены поленницей один на другого. И в окопах лежали убитые французы и уже есть русские. У кого нет руки или ноги, или головы. Я стал думать, что, видно, и мне скоро смерть будет. А в окопах была грязь по колено… Немец видит, что идет смена, стал бить из орудий и всем, чем может. Массу побил тогда русских…

6 апреля мы получили приказ, что в три часа дня идем в атаку. Забилось у каждого сердце. Я пошел в роту, понес приказ, а по ходу сообщения масса убитых товарищей. Я захожу в ротную землянку. Ротный меня спрашивает: «Что такое, Талызин?» Как взял у меня приказ, так моментально почернел. Говорит: «Ну, ребята, служили правдой и помрем за правду!»… В три часа вышли все на позицию. Командир батальона кричит: «Братцы, вперед! Вперед!» Все бегут, а немец бьет пулеметом и снарядами и чем может. Очень низко аэропланы летают и бросают бомбы. Добежали до немецкой линии. Когда падаем в воронку, смотрим, а кто вниз лицом, кто как, кто ранен. Смотрим, сапог с ногой лежит сверху и все тому подобное. Мы забрали пять немецких линий. Сходились наши с немцами на штыки, но я ни одного не заколол. Вдруг вижу товарища Хохрякова, лежит раненый и говорит: «Талызин, дай мне воды попить!» У меня была фляга. Я дал ему пить и сам бегу далее. Потом я стал стрелять в правый фланг. Пришел поручик Карпов и сказал, что почти всех наших ребят прибило. Батальонный сказал: «Ну, ребята, идем назад!» Стали отступать. Немного погодя батальонного убило. Я стал подходить к передней линии. Вижу – лежит масса моих товарищей. Кто без руки, кто без ноги, а кто и без головы. Делать нечего, надо отступать в свои окопы. Перекрестил свой образ и сказал: «Господи, благослови!» Выскочил из немецкого окопа и побежал в свои. Из воронки в воронку.

Прихожу в свою землянку, а там такая же масса, и все стонут. Тогда я пошел в деревню. Время было часов восемь. Вижу: везут раненых. Слышны вздохи и стоны. Не дай, Господь, видеть эту картину. Она подобна аду.

7 апреля утром нас построили, произвели счет в батальоне. Осталось всего 216 человек, третья часть батальона. Пошли на сборочный пункт. Навстречу полку на верховой лошади ехал генерал Марушевский и поздоровался: «Здорово, третий батальон». Поручик Карпов говорит, что это не батальон, а весь наш пятый особый полк. Генерал сказал: « Я завтра пополню ваш полк, и вы пойдете добивать немца. Генерал Марушевский уехал, а мы пошли до леса. Там нам выдали вина и коньяку и пасхального хлеба. 9-го пришло добавление. И мы ждем, что опять пойдем в окопы.

Проводы на 1 мировую войну в Медянке

Май 1917 Было великое торжество всей русской армии, находящейся во Франции. Было у нас устроение на возвышенном месте. Выходили ораторы и говорили, что делается в настоящее время в России. Тут была духовная музыка, струнный оркестр и хор певчих. В это время приехал генерал Марушевский на автомобиле. Хотел что-то сказать, но тут все заговорили, что долой его, долой. Он моментально вскочил в автомобиль и уехал. Больше мы его не видели.

Мы справили этот великий праздник 1 Мая. Были танцы и все песни свободы. Когда шли с этого великого торжества, то многих офицеров солдаты несли на стульях и разносились крики: «Ура!» Но несли только тех офицеров, которые шли рука об руку с солдатами за свободу, равенство, братство.

После завершения военных действий Емельяну Талызину вместе с уцелевшими товарищами пришлось работать во Франции на сооружении железной дороги. А в России в это время свершилась Октябрьская революция, и отношение к русским солдатам резко изменилось. Их содержали как пленных.

Декабрь 1917 17 декабря мы пошли на работу. Товарищ Пономарев уехал испытывать Африку. Вот мы доходим до деревни, по всей дороге стоят французские вооруженные солдаты. Шли по всей деревне, как бунтовщики, разбойники или грабители. Было трудно и обидно русским солдатам. Каждый говорил: «Зачем мы здесь во Франции и за что положили наши братья свою жизнь. А теперь смотрите, товарищи, как нас ведут». Но что делать, не дома. За что все это мы перенесли? Если только за свою великую дорогую Родину – мать Россию. Из –за России нас не стали любить и почитать эти самые французы…

Дали нам французы барак. В таких бараках держать только свиней. С одной стороны забор, с другой ничего нет. Взяли солому, послали на землю, и все легли спать. Выпал снег, и стало холодно. Стали нас гонять на работу. За работу получали 50 сантимов и пищу. Готовили один бульон. Вот настал великий праздник Новый год. Мы с горя взяли коньяку и выпили со своими товарищами, потом улеглись спать. Вот и вся встреча Нового года.

Январь 1918 Копали гору французам для железной дороги, били киркой и лопатой, как каторжники. Получали 1,5 франка в день. А француз тебя пинает под ж… и говорит: «Але, але!» Это мне не нравится. Я робил несколько дней, а потом не пошел. Решил, что без денег буду сидеть и наполовину голодать, но не пойду на работу, чтобы пинал меня француз под ж… Нет, этого не бывало и не будет!

25 января Нам объявили, что едем мы на другую работу. Ехали близ Парижа, всего в семи километрах. Теперь стали камень для шоссе из горы добывать. Суп готовить стали лучше. Стали получать вино, табак и мыло. Положились на свою судьбу и ходим на работу.

Март, апрель1918 Все продолжаем свою работу. Подошло 2 марта. Дома на Руси праздник Я не пошел на работу…

Живем только вдвоем с товарищем Рогожниковым в комнате. Спим на пружинной кровати. Платим хозяйке в месяц около 20 франков. Бывало, встанем утром, умоем волосы, взбрызнемся духами, вычистим свои сапоги, выйдем на улицу гулять в свободное время. Но нет на душе веселья, ничем невозможно развлечь себя. Все думаем о своей дорогой, свободной, великой России… В газетах пишут, что погибает Россия. В это время приходится переживать все это, и рвется у каждого русского солдата мнение, как попасть в Россию.

Май, июнь 1918 Вот уже на работе шестой месяц, все бьем камень для шоссейной дороги.

8 июня Мирная конференция заседала в городе Версале вблизи Парижа. ..Приезжала германская делегация для подписания мира… Вот, 8 июня 1919 года – мир всех держав. Все французы кричат: « Вив ля мир, вив ля Франц, вив ля Америк». А про Россию все забыли. Повсюду были флаги союзников, а русского ни одного. Мы, русские солдаты, были все как оплеванные, все были грустные и невеселые. На нас смотрели, как на зверей и выражались: «Туа мердр». Трудно было всем русским, но все говорили, что все пройдет, и будет светлый день.

21 июля 1919 года началась отправка солдат из Франции в Россию.

2 сентября прибыли в город Безансон в 10 часов вечера, переночевали в бараках. Третьего утром поехали в город Лон-ле-Сонье. Ночью наш лагерь окружила французская кавалерия. И нас не стали выпускать из лагеря. Сидим подобно пленным… Нас, русских, было около 1000 человек. Потом шли мы около 30 километров, пришли в Марсель. Идем, а кавалеристы многие били нас плетьми и говорили: «Але, Русь». Подошли к судну. Судно русское «Император Петр Великий», а команда на судне французская. Все с винтовками, они были назначены быть нашим конвоем. В шесть часов вечера 15 сентября 1919 года мы погрузились и отъехали от берега.

Так закончилось участие русских солдат в Первой мировой войне. До родного дома Емельян Ильич добрался только 30 апреля 1920 года, так как по дороге заболел тифом, лечился в госпитале. Многое пришлось пережить за эти четыре года нашему земляку. Испытал там и чувство любви к молодой француженке, ведь было ему тогда всего 25 лет. Вернувшись домой, он не находил себе места и через некоторое время уехал во Францию за своей любовью, которая к тому времени родила ему дочь. Однако француженка отказалась ехать в чужую, холодную, непонятную Россию. Талызин вернулся домой, работал начальником почты. Умер 1 февраля 1943 года в возрасте 50 лет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

38